Андрей Мерзликин стал актером по наводке ивантеевских бандитов

Глядя на то, как Андрей Мерзликин перевоплощается в своих персонажей, не верится, что он мечтал стать… радиотехником машиностроения. Но, к счастью, отправился во ВГИК. Известность пришла к Мерзликину после роли в фильме «Бумер», где он сыграл одного из главных героев. Сегодня у актера более восьми десятков ярких работ в самых разных картинах!
В поисках себя

Андрей Мерзликин родился в подмосковном Королеве (тогда — Калининграде) — «кузнице» космических кадров. «У меня было обычное советское детство, — вспоминает актер. — Поселок Передовая Текстильщица, яростные годы перестройки, потом девяностые. Но я никогда не стану говорить, как рэперы любят, что вырос в трущобах, вокруг было все плохо, законы злых улиц, алкоголь и наркотики. Да, это все было, и мы выросли в мире, от которого нас так старательно пытались защитить. Но потом мы открываем для себя другой мир».
После восьмилетки Андрей поступил и окончил Калининградский техникум космического машиностроения и технологии. Но в 90-е годы космическая отрасль переживала не лучшие времена, и Мерзликин поступил в Московский технологический институт, который закончил с красным дипломом в 1998 году по специальности «Организация производства — менеджмент». Забавно, что дипломной работой Андрея был проект возрождения ткацкой фабрики Сапожниковых, основателем которой был двоюродный брат Константина Станиславского, и где — в Любимовке, в усадьбе Станиславских, репетировались с Немировичем-Данченко первые спектакли. Революционно-новаторским в этом дипломе было то, что в бюджет возрождения закладывались взятки. «Это были девяностые, и тогда не считалось зазорным признавать вслух, что без этой расходной статьи никакое дело не пойдет. Посмеялись и дали мне диплом», — рассказывает Мерзликин.

По бандитской наводке

Однако экономистом Андрею стать было не суждено. Во время учебы у него произошла судьбоносная встреча, о которой он сам рассказывает так: «Тогда еще практиковалось на зимние каникулы отправлять студентов — бесплатно! — на базу отдыха, и мы отдыхали в Ивантеевке, а одно крыло этой базы принадлежало целиком местным ивантеевским бандитам, довольно знаменитой подмосковной группировке. И из всех развлечений было только общение с бандитами, которые к нам благоволили, накрывали поляну… И вот однажды, выпив много спирта «Роял», их главарь мне сказал: а не пойти ли тебе в артисты? Есть Институт кинематографии. Я понятия не имел о нем, кстати!». Так, в 1996 году Андрей поступает во ВГИК на актерский факультет и два года учится в двух вузах одновременно.
Уже во ВГИКе начинается актерская биография Мерзликина: за работу в короткометражном фильме «Как я провела лето он получает приз за лучшую мужскую роль. В 2000 году Андрей работал в международном проекте «Отель «Европа» режиссера Ивана Поповски, с ним объездил крупнейшие театральные фестивали Европы в Вене, Бонне, Авиньоне, Стокгольме, Болонье.

Кино, любовь моя!

После окончании ВГИКа Мерзликина принимают на работу в Театр Армена Джигарханяна, где с 2001 по 2011 год был занят в спектаклях «Ревизор», «Пороховая бочка», «Безумный день, или женитьба Фигаро», «Она в отсутствие любви и смерти», «Театр-убийца». «Десять лет играл у Джигарханяна, потом он отпустил меня в кино, и странно было бы не отпускать — сам он снимался, сколько дай бог каждому. Мы расстались очень дружески», — говорит актер.
В кино у Андрея сразу все сложилось — карьерный рост начался с таких картин, как «Старые клячи» и «Любить по-русски: Губернатор». В 2000 году Андрей дебютировал в телесериалах. Но в сознание широкой публики он ворвался Димоном Ошпаренным на «Бумере», исполнив в этом культовом фильме одну из главных ролей. Никто ждал успеха: это была даже не дипломная, а курсовая работа Петра Буслова. «А ринулись мы тогда в это дело безо всяких гарантий, просто от дикого желания сделать такую картину. И как бывает, знаете, когда у тебя пишется — или играется — первая вещь, был страшный напор, желание все высказать сразу, что знаешь и умеешь», — вспоминает Мерзликин.
Дальше были и другие заметные яркие роли: великолепный дуэт с Марией Мироновой в «Качелях» (Мерзликин считает эту работу одной из лучших), «Обитаемый остров», «Охота на пиранью», «Герой нашего времени», «Франц и Полина», снова «Бумер: фильм второй», «Штрафбат», «Исаев», «Утомленные солнцем 2: Предстояние» и «Утомленные солнцем 2»: Цитадель» и «Брестская крепость». В последние годы Мерзликин чрезвычайно востребован: у него порой бывает больше 10 картин в год!

«Аня — мой человек!»

Личная жизнь Андрея Мерзликина сложилась тоже успешно, хотя он женился относительно поздно — в 33 года. Его супруга, Анна Осокина, по образованию психолог и вместе они — удивительно гармоничная пара. «Мы с друзьями отмечали праздник за городом, и к моему другу, актеру Стасу Дужникову, приехала жена с подружками. Среди них мне запомнилась одна девочка, которая по степени своей открытости очень сильно резонировала со мной — по тому, как она общается, как она прямо смотрит в глаза и говорит то, что думает. И глаза такие большие, светятся», — рассказывал актер. Однако только через год он понял, что Анна — это его вторая половинка. «Прошел год. И вот как-то Стас мне говорит: «Я еду в гости, не хочешь со мной? Может, помнишь Аню?» Конечно, я ее помнил. Я тогда шел с катка, собрался тут же и поехал с ним. Это был конец Масленицы, Прощеное воскресенье, и мы, запасясь водкой и икрой, ехали на блины… Мы проговорили весь вечер, и вот тогда, видимо, и произошло то волшебство, та химия, о которых принято говорить. На душе стало как-то тихо, спокойно. Никаких вспышек, страстей и агоний. Просто раз — и ты уже знаешь, что это твой человек. Прошел год, и мы поженились», — вспоминал Андрей.
Сегодня у Андрея с Анной четверо детей: Федор (9 лет), Серафима (8 лет), Евдокия (5 лет) и новорожденный Макар, который появился на свет в январе этого года. Сам актер так рассказывает о своей большой и дружной семье: «Первые двое детей родились просто сами, от радости нашей встречи. Мы с Аней в самом деле очень друг другу радуемся, ну и как-то на этой волне… Аня все делает легко. Она веселая. Не знаю, может, это потому, что она психолог, но умеет не напрягаться. И потом, трудности с детьми сильно преувеличиваются. Трудно с одним, легче с двумя, а с тремя совсем легко, потому что они начинают заниматься друг другом. Я никого не воспитываю прицельно. Для воспитания, по-моему, нужно только одно: чтобы в доме было хорошо».

Путь к вере

Андрей Мерзликин — человек православный, воцерквеленный. В свободное от работы время служит в храме алтарником. «Мой путь к вере был долгим. Когда я уже работал в театре, к одному из наших друзей на спектакль пришел священник. Его пригласили к нам в гримерку. Я впервые в жизни видел священника в обычной жизни, вне храма. Он был в подряснике. Некоторые в шутку норовили дернуть его за бороду, называли «дедом морозом». А он смеялся… Я дождался момента, когда он вышел в коридор, догнал его и буквально пристал: «Можно, приду к вам в храм на исповедь?». Что на меня нашло, сам не знаю… Батюшка тоже опешил, но поступил как удивительно чуткий духовник. Просто ответил: «Приходи прямо завтра, на раннюю Литургию». Оказалось, он служил в храме где-то за МКАДом. Я говорю: «Это далеко, как мне добираться…». А он отвечает: «Я за тобой сам заеду». И в четыре часа ночи меня разбудил звонок. Батюшка был у подъезда… Думаю, каждому известно, как часто наши вечерние добрые помыслы утром куда-то исчезают. Так со мной было и в этот раз. Я, само собой, уже никуда не хотел ехать. Но было страшно неловко. Пришлось заставить себя встать и спуститься к нему. И это стало моим первым сознательным усилием на пути в храм. Сел в машину. «Надел» улыбку и сделал вид, что я тот же самый вчерашний человек с горящими глазами. Потом стоял в углу храма, ничего не понимал, видел, что люди вдруг хором запевают какие-то молитвы. Такой была моя первая «сознательная» служба. И вдруг я начал как будто оттаивать: помню, меня все больше и больше захватывало очень четкое ощущение — здесь происходит что-то настоящее… Что-то большое, красота обряда, прикосновение к традиции. Что-то реальное. Какая-то жизнь. Это поразило больше всего». С тех пор Андрей (как и его жена) — опытные прихожане, которые живут по законам православной семьи и имеют своего духовника.

От первого лица

— «Для меня интервью — это способ самоанализа. Не могу представить ситуацию, когда ты сам себя спрашиваешь: «Как вы будете воспитывать детей? И как на вас повлиял Кубрик?». Если бы я не давал интервью, не знал бы про себя очень многого».

— «10 заповедей — это не десять заповедей того, как стать святым. Десять заповедей — это просто техническая характеристика нормальности».

— «Я часто слышу: «Я не снимаюсь в телесериалах». Я говорю: «А я снимаюсь, и я знаю, почему я это делаю: готовясь к Олимпиаде, нужно тренироваться, а не просто ждать Олимпиады»».

— «Очень важно знать, где дно твоей жизни, побывать на нем. Юность дана для того, чтобы ты успел нырнуть и сплавать вниз. Но твоя задача — не остаться на дне, а научиться отталкиваться от дна, всплывать».

— «Я спокойно отношусь к тому, что меня могут увидеть человеком, который оступается. Да, я могу выпить не только чаю, и да, я могу сняться не только в хорошем кино» .

«Я громко говорю: я не толерантный человек. Ни на секунду, ни разу. И не надо даже заменять это слово на русское слово «терпимость». Не нужно». Вести. Латвия

Метки

Коментарии к этой записи закрыты