День Победы. Без глотка, товарищ, песню не заваришь, так давай по маленькой нальём

На фото: Константин Симонов

«Корреспондентская застольная» («Песенка военных корреспондентов») — песня, написанная поэтом Константином Симоновым и композитором Матвеем Блантером в 1943 году. При публикации часть авторского текста подверглась цензуре. Популярность песни связана прежде всего с именем Леонида Утёсова.

В 1943 году корреспондент газеты «Красная звезда» Константин Симонов добирался по заданию редакции из Краснодара в Ростов. Маршрут был сложным, водитель — немногословным. Чтобы отвлечься, Симонов, сидевший в кабине «Виллиса», в течение двух суток сочинял песню, посвящённую фронтовым журналистам. Возможности записать текст у автора не было, поэтому поэт многократно и почти непрерывно проговаривал вслух каждую строчку.

В Батайске, где находился корреспондентский пункт симоновского издания, журналиста встретили коллеги. Они накрыли стол, выставили водку и закуску; там же написанная Симоновым песня впервые была исполнена на мотив дворовой «Мурки». Вскоре в корпункте появился военный врач, которому водитель доложил о странном поведении «ненормального подполковника», всю дорогу произносившего какие-то стихи. Спустя годы поэт поведал об этой истории в радиоэфире; откликом на его воспоминания стало письмо из Ялты, автор которого признался, что был тем самым доктором, срочно вызванным из санитарной части.

В том же 1943 году Матвей Блантер положил текст стихотворения на музыку. «Песенка военных корреспондентов» стала фрагментом спектакля «Жди меня» (режиссёр Николай Горчаков), в котором её исполнял актёр Ростислав Плятт.

Широкую известность песня получила год спустя, когда её записал Леонид Утёсов. Симонову его прочтение текста понравилось; поэт утверждал, что певец «приделал песне колёса». В то же время Блантер остался не слишком доволен утёсовской трактовкой; по мнению композитора, Леонид Осипович напрасно проигнорировал музыкальное вступление, которое предполагалось напевать без слов.

Серова

На фото: Актриса В.В. Серова и военный корреспондент К.М. Симонов на Ленинградском фронте

В годы войны авторская версия песни была исправлена цензурой; впоследствии отредактированный вариант вошёл в сборники стихотворений Симонова. В начале 1960-х годов поэт при встрече с Утёсовым сообщил, что хотел бы вернуться к изначальной редакции стихотворения. Так, в первом варианте была строчка «от ветров и водки хрипли наши глотки»; цензоры поменяли её на другую — «от ветров и стужи петь мы стали хуже», забыв, по словам поэта, про «наркомовские 100 грамм». Строчка «так давай по маленькой нальём» после вмешательства цензора тоже обрела другой смысл — «так давай за дружеским столом».

Автор был недоволен и тем, что в течение двух десятилетий в песне отсутствовал вырезанный цензурой куплет: «Помянуть нам впору / Мёртвых репортеров. /Стал могилой Киев им и Крым. / Хоть они порою / Были и герои, / Не поставят памятника им»; эти строки были возвращены в песню лишь во время оттепели.

Утёсов, прислушавшись к рекомендациям Симонова, записал авторский вариант «Корреспондентской застольной» для радиопрограммы «С добрым утром!» и в дальнейшем использовал только егою  Точно так же поступил и Иосиф Кобзон, которого поэт на одном из концертов попросил исполнять «военную версию» песни.

« Даже изменение названия стиха может поменять его суть. Симонов написал развернутый тост, что произносят в кругу друзей… «Тостующий» не забывает и повседневных забот и предлагает поднять рюмки за главное дело всех, кто был на фронте. Не понять, почему цензура так упорно стремилась уничтожить эту застольность.

Из энциклопедических источников

Метки

Коментарии к этой записи закрыты