Семья Лыжиных и мальчик Самого

В тематической рубрике «Лыжин двор» мы продолжаем путешествие по уникальной книге «Подлинные записки Алексея Ивановича Ермакова», управляющего тонкосуконной фабрики В.А. Лыжина в Ивантеевке. Глава посвящена семье Лыжиных и службе у них Ермакова.

В выпущенных к 75-летию города исторических очерках «Ивантеевка из глубины веков до наших дней» сказано, что из рода Лыжиных известен Иван Тимофеевич, купец 3-й гильдии, купивший в 1857 г. дом на улице Остоженке в Москве и ставший владельцем Копнинской тонкосуконной фабрики в 1871 году, затем она перешла к его старшему сыну Александру Ивановичу, отцу Владимира Лыжина. В пояснениях к книге Ермакова написано, что в 1871 году Копнинская тонкосуконная фабрика перешла в собственность купцу И. Т. Лыжину. Фабрика вырабатывала сукно и драп для военного ведомства.

Алексей Ермаков в фирме отца и сына Лыжиных проработал 45 лет. Поступил в 1881 году 16 лет отроду:

«Лыжины – выходцы из Пошехонья (Пошехонский уезд, с 1777 года — город в составе Ярославской области – прим. ред.). Дед его, Тимофей, пришел в Москву – портяжничал. Сын Тимофея, Иван Тимофеевич, был уже известным портным. Сыновья его, Александр и Иван, сидели на верстаке – ноги калачиком – шили жилетки. Покупали шерсть мешками, отдавали на выработку сукна, впоследствии приобрели фабрику в Серпухове, работали сурово. Фабрику эту продали братьям Каштаковым, а себе купили в Ивантеевке близ Москвы. Фабрика эта работала при Петре I колесом – водяная сила. Отсюда и началось их благосостояние».

На момент поступления Ермакова на службу, в большой семье Александра Ивановича и Анны Николаевны Лыжиных, которых Алексей Ермаков называет уважительно «Сам» и «Сама», было пятеро сыновей и 8-летняя дочь. Самый младший из них — 13-летний ученик Коммерческого училища Владимир.

Лыжины были крупными дельцами, любили и держали своих лошадей, так, у Ермакова: «брат Александра Ивановича – Иван Иванович – большой делец. Славился по Москве своим выездом, лошади его были первые». У Владимира Александровича Лыжина, как и у его отца, на ежегодно оплачиваемых лугах в пройме реки Учи паслись лошади, приписанные к фабрике.

По воспоминаниям управляющего, Анна Николаевна, в девичестве — Усачева, родом из интеллигентной семьи, переделала в «серой» жизни купцов Лыжиных все по-своему. Но характер мужа переделать не могла, уж больно тот был крут, суровость Александра Ивановича сказывалась не только на слугах, но и на членах семьи: «Все боялись его ужасно. Достаточно слов «Сам идет!» – и все пускаются кто куда».

Торговлей Лыжин-отец мало интересовался, говорил, что «у меня и метла будет работать, торговлю и фабрики веду только для сыновей». Был больше по денежному делу.

Ермаков служил помощником приказчика, по-простому «мальчиком», в обязанности которого входила не только торговля, но и «стояние» до ночи возле двери «Самого» для немедленного выполнения поручений из разряда «позови-подай». Затем, волей случая, а в большей степени — талантов и трудолюбия, Алексею удалось пробиться в служащие.

Конторщик Панфилов, он тоже вышел из мальчиков у Лыжина и испытал все тягости работы на себе, пожалел Ермакова и научил его счету, показал, как вести книгу расценок на драп, производимый на фабрике, где каждый кусок шёл под своим номером.

«Выучив, передал это дело мне, чем и избавил от стояния на ногах в коридоре. Я уже вечером, придя из лавки, брал книгу, счеты, садился в столовой, рядом с комнатой Самого. Сюда же приходил учить уроки тринадцатилетний сын хозяина Володя. Вот здесь-то и началось мое с ним сближение».

Суровые условия жизни («Сам» никого не баловал) сблизили юношей, Алексей Ермаков любил беседовать с Владимиром Лыжиным: «Я всегда делился с ним: побьют приказчики, обидит хозяин – я к нему со своим горем. Поговорим, глядь, и легче стало. Тяжело жилось. Даже и теперь, во сне иногда приснится прежняя жизнь, так мороз по коже. Просвету никакого. С 4 часов утра до 11 вечера как заведенный волчок».

В семье Александра Ивановича Лыжина к 1897 году в живых оставались два сына – Константин, Владимир и замужняя дочь Анна. В 1890-ых умер от астмы «Старшой», 33-летний сын четы Лыжиных — Александр, а через полтора года скончался на фабрике от сердечного удара второй сын Николай. В 1896 году от рака «женской полости» умерла «Сама» Анна Николаевна Лыжина. Осенью того же года по нелепой случайности отравился четвертый сын Иван Александрович. Среди ночи он захотел пить, ему по ошибке подали стоявшую на подоконнике бутылку от воды «Аполинарис», которая была наполнена серной кислотой. «Маляры в этот день замазывали окна на зиму, и в бутылке из-под «Аполинариса» была серная кислота, которую ставили между рамами, чтобы не мерзли стекла. Роковая случайность», — пишет Ермаков. Вскоре, от рака горла скончался «Сам», Александр Иванович Лыжин.

Алексей Ермаков часто упоминает про семейные захоронения Лыжиных при Алексеевском монастыре. В книге Наталии Александровны Филаткиной, вышедшей в 2016 году, «Некрополь Алексеевского монастыря. 1841-1924. Словарь-справочник», описаны даты захоронений семьи Лыжиных XIX века, и здесь открытие — потомственный почетный гражданин Александр Иванович Лыжин скончался в возрасте 63 лет, похоронен 24 июля 1897 года. Следовательно, фабрика перешла к его сыну, Владимиру, не в 1896 году (как предполагалось ранее), а не раньше начала 1898 года, так как по воспоминаниям Ермакова, раздел наследства с братом Кириллом длился не менее шести месяцев.

Возвращаясь к фабрике, стоит отметить, ещё при жизни Александра Ивановича Лыжина Алексей Ермаков наладил сбыта товара. Видя, как громадные кипы сукна пылятся без дела, Ермаков однажды «решил объявить в амбаре, что Сам велел переписать весь фабричный товар по сортам и цветам! Работа колоссальная, ведь товару – сотни кип. Поворчали артельщики, но делать нечего, ведь Сам приказал. Ворочали два месяца. Сделал подробную опись по сортам и цветам количество кусков, преподнес ему вечером в кабинет». «Сам» Лыжин-старший «мальчика» за смекалку похвалил, выдвинул по службе. В разговоре с другими фабрикантами ставил Алексея Ермакова в пример: «Сколько, – говорит, – было приказчиков, а никто до этого не додумался!».

Продолжение следует.

Фото обложки: Ивантеевская суконная фабрика Владимира Александровича Лыжина Московского уезда, 4-го стана. Оригинальная открытка конца XIX — нач. XX в., Ивантеевского историко-краеведческого музея
Внутри: Алексей Иванович Ермаков. 1900-е. Фабрика В. А. Лыжина в Ивантеевке. 1910-е

 

 

Метки

Коментарии к этой записи закрыты