Сила Белый, род Альбицких, Лыжин

Имя Александра Владимировича Альбицкого известно среди старожилов города Ивантеевки благодаря его общительному, дружелюбному, открытому характеру, его активной жизненной позиции. Двадцать два года отдал он Северному флоту, в родном городе стоял у истоков создания клуба юных моряков им. Л.М. Жильцова и Академического хора, в котором пел с первых репетиций.

Любовь к пению и классической вокальной музыке зародилась в школьные годы. Замечательный преподаватель пения в 5-ой школе г. Ивантеевки, Александр Николаевич Поляков, приобщил его к исполнению классических арий из опер русских композиторов М.И. Глинки, М.П. Мусоргского, А.П. Бородина, А.Г. Рубинштейна и других.

… Но подробнее чуть позже…

Потому, как история РОДА – история нашего любимого города Ивантеевки.

Несколько слов о биографии нашего героя

Александр Владимирович Альбицкий родился в 1938 году в старом родильном доме г. Ивантеевки, но почти что сразу был увезен матерью в г. Оренбург, по месту службы отца.

Вернулась семья в Ивантеевку в 1948 году. С 3-го по 7-ой классы Саша учился в школе № 1 г. Ивантеевки, несколько месяцев, в ожидании, когда откроют вновь построенную школу № 5, он учился в 8-ом классе школы № 2.

Вместе с ним в одной школе обучался и будущий летчик-космонавт, дважды герой Советского союза Александр Сергеевич Иванченков. Каждый день бегали по одной тропинке в школу, вместе бегали по лесу на лыжах, вместе играли в баскетбол и т.д. На одной из встреч выпускников школы он говорил о своём тезке так: «… Не представляю школу без Саши Альбицкого…», имея в виду его неизменное участие на всех школьных вечерах, где он исполнял басовые и баритоновые оперные арии из русских и зарубежных опер, и, к тому же, он слыл первым танцором. Девушки и, даже, педагоги с удовольствием с ним вальсировали. Танцевальные вечера, в то время, отличало разнообразие репертуара: танго, фокстроты, польки, вальсы разного плана, па-де-катры и т.д.

В 5-ой школе каждую субботу проводились вечера, посвященные русским писателям, композиторам. Классы по очереди готовили концерты, а после концерта – танцы! Благо широкие коридоры позволяли это. Впервые в Ивантеевке, в 5-ой школе, был организован кружок бальных танцев, руководила которым бывшая профессиональная балерина Ольга Вячеславовна Рамзес. Учились танцевать все – и ученики, и преподаватели.

Недобрав одного балла для поступления в Лесотехнических институт, Саша пошёл работать учеником газорезчика на ремонтно-механический завод. Затем были 4,5 года службы на Северном флоте. После демобилизации с 1962 по 1968 год работал на Ивантеевском Полигоне, сначала слесарем, а затем одним из первых механиков аммиачной холодильной установки, где проводились испытания опытных образцов для строительства и промышленности.

В 1968 году Александр вернулся к своему давнему увлечению, и по 1973 год работал артистом хора в Ансамбле песни и пляски ордена Ленина Московского округа противовоздушной обороны. Там и встретил свою жену, Светлану Андреевну, единственную, на то время, женщину-солистку, вокалистку профессионального военного коллектива.

В апреле 1972 года в составе Ансамбля песни и пляски Московского округа ПВО был на гастролях в Ираке (Багдад, Басра, Киркук, Мосул), а в сентябре того же года был на гастролях в Италии (Рим, Флоренция, Болонья, Милан, Неаполь).

После окончания школы мичманов Северного флота в 1973 году, Александр Владимирович служил на кораблях-спасателях мичманом – старшиной команды мотористов, электриков, старшиной команды аварийно-спасательной партии, с 1974 по 1976 год в должности главного боцмана СБ-38 находился на Кубе.

Прослужил на Северном флоте до 1990 года и ушёл в запас.

Дальнейшее повествование написано от первого и главного лица – Александра Владимировича Альбицкого.

Семья матери. Мать Татьяна Сергеевна Альбицкая, в девичестве Шибаева (1897 — 1990)

Моя мама и её сестра Варвара родом из семьи бедного крестьянина Сергея Ивановича Шибаева. Они родились в с. Андрианово Переславского уезда Владимирской губернии. Моя прабабушка по линии матери работала ключницей (домоправительницей) – вела хозяйство в доме лесопромышленника В.П. Аигина, в селе Талицы, ныне Пушкинского района, в 6-7 км от Софрино. Дом существует и ныне.

Благодаря этому Варвара и Татьяна получили хорошее образование. Варвару направили учиться в Переславскую женскую гимназию, а Татьяну сначала в школу-приют в Сергиевом-Посаде, а потом в женскую учительскую семинарию Тульской губернии, находившуюся под попечительством статс-секретаря его Императорского Величества обер-прокурора Святейшего Синода, боярина Владимира Карловича Саблера, которую Татьяна с отличием закончила в 1917 году.

В.К. Саблера должны были расстрелять вместе с Николаем II, но ввиду его престарелого возраста – отпустили. Последние дни он доживал в келье Данилова монастыря в Москве.

В Ивантеевке Татьяна Сергеевна работала учительницей в школе № 1 (которая тогда была школой 1-ой ступени) с ноября 1918 года по сентябрь 1926 года.

Тётя моя, Варвара Сергеевна Шибаева, в замужестве Стукова, училась со старшей сестрой моего будущего отца, Владимира Александровича Альбицкого. Варя часто бывала в гостях у своей подруги Лиды, и очень хорошо его знала. Она и познакомила моих родителей впоследствии.

Было это так. В двадцатых годах на перекрестке улиц Толмачева (ранее Центральной) и Карла Маркса стоял обыкновенный деревенский дом. Его все жители называли «народным» по той причине, что туда постоянно стекались потоки людей для получения писем. Поскольку почтового отделения не было, всю привозную корреспонденцию сваливали прямо на большой стол, и люди её разбирали. Там, однажды, Варвара увидела письмо, адресованное Володе Альбицкому. Оказывается, он служил командиром взвода в химроте, а она в то время располагалась в Ивантеевке. Варвара, конечно же, нашла его.

Так, благодаря своей старшей сестре, учительница Татьяна Сергеевна Шибаева познакомилась с военным химиком Владимиром Александровичем Альбицким.

Отца в 1921 году после химроты назначили начальником химслужбы 5-го кадрового полка 17-ой Нижегородской стрелковой дивизии, и он уехал служить в Оренбург. А с 1922 года по 1925 год включительно воевал в составе 5-го кадрового полка на Туркестанском фронте против басмачей.

В 1926 году был направлен на военно-химические курсы усовершенствования командного состава в Москву. Будучи в Москве на учёбе, заехал в Ивантеевку и женился на Татьяне Шибаевой (маме). В 1926 году мама уехала к мужу в Оренбург. В 1930 году у них родилась девочка Нина, которая умерла совсем маленькой. В 1932 году мама родила Елену, а в 1938 году – Сашу. Был ей тогда 41 год.

Мама делила с отцом все тяготы службы. Двадцать два года она прожила вместе с ним в Оренбурге, затем всей семьёй вернулись в Ивантеевку. Бабушка моя рожала много детей, человек 10, наверное, но они умирали в раннем детстве, как будто происходил какой-то отбор. Остались только две девочки: Варвара, которая ушла от нас в 95 лет, и Татьяна. Когда моя мама покинула нас, ей шёл 94-й год.

Род Альбицких. Отец Владимир Александрович Альбицкий (1901 – 1967)

Кто такие Альбицкие, никому в Переславль-Залесском объяснять не надо. Любой человек, мало-мальски интересующийся историей родного края, знает, что Альбицкие – это краса и гордость переславской земли. Это род замечательных священников, учёных, художников, политических деятелей, артистов. Фамилия Альбицкий относится к разряду фамилий колокольного дворянства – высших церковных чинов.

А основателем прославленной династии стал Сила Белый, который в восьмилетнем возрасте с рыбным обозом, подобно Ломоносову, пришёл в Переславль с берегов Белого моря.

В те времена в монастыри поставляли с Севера мороженую рыбу. И Сила Белый остался как сирота при монастыре, поскольку его родители погибли во время шторма. А вскоре на территории Федоровского монастыря, на средства царевны Натальи, родной сестры Петра Первого, была возведена Введенская церковь. И Наталья силком вызвала брата из столицы на её освящение. По сохранившимся документам, царь приехал в Переславль утром в самом дурном расположении духа, отстоял службу и на второй день уехал. А нашего Силу Белого приставили к нему табак тереть. Была в те времена такая должность. Петр Первый похвалил его за усердие, велел зачислить на казенный кошт и учить всему. Попы моментально встрепенулись и определили мальчишку в духовное училище. А по окончании учебы дали ему церковную фамилию, переведя «Белый» на латинский язык. Отсюда и фамилия Альбицкий. От латинского «альба» — белый, чистый, светлый.

Мой дед по отцу, Александр Ефимович Альбицкий, в 1884 году окончил Владимирскую духовную семинарию. В 1887 году его определили в Крестовоздвиженскую церковь с приделом Великомученицы Варвары в г. Переславль-Залесский. 6 мая 1914 года, в связи с днем рождения императора Николая II, он получил сан протоиерея, а в 1916 году стал настоятелем этого храма, который в 1924 году закрыли и разорили, а в 1930-х годах его снесли. Из его кирпича предполагали построить баню (источник: «Храмы и монастыри г. Переславль-Залесского и окрестностей». Владимир, 2009. Протоиерей Олег Пэнэжко).

У меня сохранилась единственная фотография моей бабушки Евфалии, супруги о. Александра. У них с о. Александром было шестеро детей: трое дочерей и трое сыновей, мой отец был самым младшим из них. Из-за репрессий 1924-1937 годов все остальные фотографии были уничтожены моими родителями.

Отец мой, Владимир Александрович Альбицкий, в 1920 году был призван Переславским горвоенкоматом в Красную армию, и попал в 5 запасный полк г. Москвы. В 1921 году, окончив военно-химические курсы комсостава в г. Москве, получает назначение в Ивантеевку командиром взвода химроты.

В 1922 году он стал начхимом 5 кадрового полка Нижегородской стрелковой дивизии, в составе которой с 1922 по 1925 год воевал на Туркестанском фронте. Вместе со своим другом, конём «Премьером», он прошёл Красноводск, Кушку, Чарджоу, Бухару, Самарканд. В 1926 году его направляют на военно-химические курсы усовершенствования комсостава. После окончания курсов назначают начальником химслужбы 8-го отдельного конно-артиллерийского дивизиона 8-й Оренбургской кавалерийской дивизии. В 1931 году в Оренбурге открывается 1-е Чкаловское военно-авиационное училище летчиков им. К.Е. Ворошилова, и отца назначают начхимом этого училища, где он прослужил 15 лет.

В 1948 году, мы всей семьей вернулись в Ивантеевку. Отца пригласили работать в Монинскую военно-воздушную академию летчиков им. К.Е. Ворошилова (ныне им. Ю.А. Гагарина) в качестве старшего лаборанта кафедры № 9, где он проработал 10 лет.
В 1961 году отец очень серьёзно заболел. Он всю жизнь был связан с боевыми отравляющими веществами, видимо, причина болезни была связана с этим. После удаления правового лёгкого, он прожил ещё 5 лет. Умер в 1967 году в возрасте 66 лет.

Из послужного списка отца:
1938 год – Юбилейная медаль «20 лет рабоче-крестьянской Красной Армии»;
1944 год – Орден боевого Красного знамени за выслугу лет;
1945 год – Орден Ленина за 25 лет безупречной службы;
1945 год – Медаль «За победу над Германией».

Немного об Ивантеевском промышленнике Владимире Александровиче Лыжине (1869 — 1918)

Моя мама с сестрой Варварой Сергеевной Стуковой участвовали в ликвидации безграмотности (ликбез) среди рабочих фабрики Лыжина, посещали рабочие общежития. Мама как-то, читая в книге «Подмосковье», что рабочие жили так бедно и в грязи, говорила: «Ну что врут. Ты идёшь к ним – полы у них надраены до блеска, жёлтенькие. Накидки на кроватях и подушках наибелейшие, до хруста накрахмаленные».

Будучи артистом Ансамбля песни и пляски в Москве, в Доме офицеров я познакомился с гардеробщиком и вахтёром Иваном Фёдоровичем (к сожалению, фамилии его я не помню). Высокий, статный, с усиками, аккуратный. Прослышав, что я из Ивантеевки, рассказал мне, что до революции был у фабриканта Лыжина мальчиком по поручениям. Когда пришло время его призыва в армию, в семью пришла повестка явиться на сборный пункт в определенное время и место.   Он доложил об этом Лыжину, а тот выделил ему пролётку с извозчиком, дал плетёную корзину, в которой была большая ляжка окорока с хлебом и 100 рублей деньгами. В то время это были большие деньги. Молодой Иван Фёдорович на сборы поехал, но опоздал. По возвращении домой он явился к Лыжину с намерением всё ему вернуть, а тот не берёт. Говорит: «Что ты! Я тебе отдал, это всё твоё!». Вот так. Молодой паренёк помнил об этом добром поступке Лыжина всю жизнь. Когда в 1919 году (заметьте – после революции) Лыжин умер, на похороны в Москву поехали почти все рабочие и служащие его бывшей фабрики. Вот так люди уважали «угнетателя».

Фото внутри: 1. Александр Владимирович Альбицкий, в день празднования своего Юбилея, август 2018 года
2. Бабушка Евфалия, по линии отца, супруга о. Александра

Автор текста — Александр Владимирович Альбицкий. Редакторы — Светлана Андреевна Альбицкая, Ольга Петровна Колачева. Фотографии из семейного архива Альбицких

Метки

Коментарии к этой записи закрыты