Сила то есть Белый, род Альбицких, Лыжин

Имя Александра Владимировича Альбицкого известно в Ивантеевке, в том числе благодаря успешному совмещению двух основных профессий в жизни – пению и морской службе. 22 года он отдал Северному флоту, стоял у истоков создания Клуба юных моряков города, с 2001 года, то есть с момента создания Академического хора Ивантеевки, Александр Владимирович в нем поет. Увлечение пением было его первым любимым делом, потому что началось еще со школы и сразу с исполнения оперных произведений Глинки, Мусоргского, Бородина.

Но подробнее чуть позже, ведь когда мы встретились с Александром Владимировичем, то первым делом спросили про род Альбицких, потому, что местом пересечений маршрутов всех героев нашего повествования стала Ивантеевка.

Потому, что это история рода, история памяти, история Ивантеевки о песне, дореволюционном образовании, об отце и матери, о гражданской войне, фамилии Альбицких и о Владимире Лыжине.

Несколько слов о биографии нашего героя

Дело в том, что Александр Владимирович Альбицкий родился в 1938 году в Ивантеевке, но почти что сразу был увезен матерью в Оренбург, на место службы отца. Вернулась семья в Ивантеевку в 1948 году, Саша уже успел отучиться в трех классах школы переименованного в Чкаловск города. Так что с 3-го по 7-ой класс Саша учился в ивантеевской школе № 1, потом во второй, но окончил он школу № 5, ее начали строить в 1952-м, закончили в 1953 году. Его класс был первым выпускным в пятой школе.

Александр исполнял баритоном оперные арии еще на школьных вечерах, вместе с ним, в младшем классе обучался и будущий летчик-космонавт, дважды герой Советского союза Александр Сергеевич Иванченков. Тогда он говорил о своем тезке так: «Не представляю школу без Саши Альбицкого», имея в виду неизменное участие Александра Владимировича во всех праздниках и торжественных буднях.

Недобрав одного бала для поступления в Лесотехнический институт, Саша пошел работать газорезчиком на ремонтно-механический завод. Затем были 4,5 года службы в армии, мотористом на Северном флоте. После демобилизации с 1962 по 1968 год работал на ивантеевском Полигоне сначала слесарем, затем испытывал холодильные установки в лаборатории климатических испытаний. С другом Юрием Смирновым построил аммиачную холодильную камеру.

В 1968 году вернулся к своему давнему увлечению и по 1973-ий пел в Ансамбле песни и пляски ордена Ленина Московского округа противовоздушной обороны. Там и встретил свою жену, Светлану Андреевну, единственную женщину-солистку военного хора.

С 1973 по 1990 служил мичманом на том же Северном флоте при легендарных кораблях-спасателях. Ушел в отставку, приехал в Ивантеевку и снова начал петь. К юбилею ивантеевской школы № 1 мы еще расскажем о его близких родственниках, но до поры до времени эти уникальные сведения останутся в тайне. Дальнейшее же повествование услышано и написано от первого и главного лица, Александра Владимировича Альбицкого:

Семья матери. Мать Татьяна Шибаева-Альбицкая (1897 -1990)

Моя бабушка по матери Мария Николаевна Золотцева (в девичестве), была ключницей в доме лесопромышленника Василия Петровича Аигина в Талицах Пушкинского района (недалеко от Софрино). Ее дочери, Варвара и Татьяна (моя мама) Шибаевы, родились в селе Андрианово Переславского уезда Владимирской губернии в семье крестьянина. Дед, Сергей Иванович, рано умер от туберкулеза. Варвару и Татьяну воспитывал брат деда, Иван.

Промышленник и благотворитель Аигин направил Варвару Шибаеву (мою тетю) учиться в Переславль-Залесский в женскую гимназию, после ее окончания она стала работать в первой школе Ивантеевки, вместе с моей мамой, Татьяной Сергеевной Шибаевой-Альбицкой.

Те же Аигины направили маму сначала учиться в приютскую школу Сергиево-Посада. Уже в имении Богословском, Тульской губернии, принадлежавшем обер-прокурору Святейшего Синода Владимиру Карловичу Саблеру, она окончила женскую учительскую семинарию. В апреле 1917 года закончила учебу с отличием по всем 13 предметам, включая гигиену и рукоделие.

В Ивантеевке Татьяна с ноября 1918 года по сентябрь 1926 года работала учительницей начальных классов в школе № 1 (школа первой ступени).

Тетя моя, Варвара Сергеевна Шибаева-Стукова, училась со старшей сестрой моего отца, Владимира Александровича Альбицкого, и знала его с юности. Она и познакомила маму и отца.

И было это так. 1921 году в Ивантеевке не было почты. В Народном доме, он стоял на улице Толмачева на уровне Карла Маркса (снесен), всю корреспонденцию сваливали прямо на стол. Там Варвара увидела письмо, адресованное Володе Альбицкому, и нашла его самого, он служил в Ивантеевке в химроте.

Так, благодаря своей старшей сестре, учительница начальной школы Татьяна Сергеевна Шибаева познакомилась с военным химиком Владимиром Александровичем Альбицким. В 1926 году они поженились, и она уехала по месту службы отца в Оренбург.

У матери было трое двое детей, старшая дочь Ниночка умерла еще ребенком, а вот моя старшая сестра Елена, 1932 года рождения, окончила пединститут по специальности географ, но всю жизнь работала в библиотеке Ивантеевки, в Детской и Центральной.

Моя мама приехала в 1938 году рожать меня в Ивантеевку, потому что ее старшая сестра Варвара, тогда уже Стукова, и мама Мария Николаевна жили здесь, помогали с ребенком. Потом она вернулась на место службы отца. Мама делила с отцом все тяготы службы, 22 года она прожила вместе с ним в Оренбурге, затем вернулась в Ивантеевку.

Бабушка моя рожала много детей, человек 10, наверное, но они в детстве умирали, как будто происходил какой-то отбор, остались только две девочки, и прожили они более 90 лет. Варвара Стукова умерла в 95 лет, когда моя мать ушла, ей шел 94-ый год.

Родня отца. Отец Владимир Альбицкий (1901 – 1967)

Мой дед по отцу, Александр Ефимович Альбицкий, в 1884 году окончил Владимирскую духовную семинарию, в 1887 его определили в Крестовоздвиженскую церковь с приделом Великомученицы Варвары г. Переславль-Залесского.  6 мая 1914 года, в связи с днем рождения императора Николая II, он получил должность протоиерея, стал настоятелем храма, который закрыли в 1924 году, закрыли и разрушили. Куда пропал дед, я не знаю. Я везде запрашивал информацию о нем, но он нигде в списках не значится.

Отец мой, Владимир Александрович Альбицкий летом 1920 года призвался в Красную Армию, в 1921-ом окончил военно-химические курсы комсостава, его назначили командиром взвода химроты (находилась на Красной спальне, у 12-й фабрики на горке), и он уехал служить в Оренбург в 5 кадровый полк 17-ой Нижегородский дивизии.

С 1922 по 1925 год отец воюет на Туркестанском фронте против басмачей. Возвращается в Оренбург, где в 1930 году преподает в первом Чкаловском военно-авиационном училище летчиков. 15 лет он отработал там, с 1931 был начальником химотделения, в 1946 году ушел в запас.

Вы знаете, что с 1938 по 1957 год не было города Оренбург, существовала одноименная железнодорожная станция, город был переименован в Чкалов?

В 1948 году мы всей семьей приехали в Ивантеевку, отец устроился в Монинскую военно-воздушную академию летчиков, был старшим лаборантом атомной кафедры, где проработал еще 10 лет.

В 1961 году отец приболел, у него обнаружили рак легкого. Он всю жизнь был связан с отравляющими веществами, видимо, причина болезни в этом. В Московском госпитале в 1962 году ему правое легкое удали, но он еще пять лет прожил. Умер в 1967 году, ему было 66 лет.

Из послужного списка: в 1938 году Владимир Александрович Альбицкий получил юбилейную медаль — 20 лет Рабоче-крестьянской Красной Армии, в 1944 – орден боевого Красного знамени за выслугу лет, а в 1945 – Орден Ленина за 25 лет службы, везде аттестовывался только положительно. С 1921 года стал офицером-химиком.

Ивантеевский промышленник Владимир Лыжин (1869-1919)

Когда моя мама с сестрой Варварой участвовали в ликвидации безграмотности среди рабочих фабрики Лыжина, то много ходили везде по домам, в том числе были и в Белой спальне. Мама спрашивала: «Кто написал в книге, что рабочие так бедно жили, в грязи. Ты идешь к ним, полы у них надраены до блеска, желтенькие. Накидки на кроватях и подушках наибелейшие, до хруста накрахмаленные».

Когда я пел в военном «Ансамбле песни и пляски ордена Ленина Московского округа противовоздушной обороны» в Москве (1958 год), у нас гардеробщиком и вахтером работал Иван Федорович, фамилии его я не помню. Высокий, статный, с усиками, аккуратный такой. Он прослышал, что я из Ивантеевки и рассказал, что до революции был у Владимира Лыжина мальчиком по поручениям. Когда пришло время его призыва в армию, в семью пришла повестка – явиться на сборный пункт в определенное число и время. Он доложил об этом Лыжину, тот выделяет ему пролетку с извозчиком, дает корзинку в продовольствием и 100 рублей денег, а в те времена это была огромная сумма. Молодой Иван Федорович на сборы поехал, но опоздал. Возвращается, дает 100 рублей Лыжину, а тот говорит: «Что ты, что я тебе отдал — это все твое». Вот так.

В деревянном доме № 7 на Детском проезде жил садовник Владимира Александровича Лыжина, затем кассирша Первомайского клуба Лида. Когда Лыжин умер, на похороны почти вся его бывшая фабрика поехала туда, в Москву, рабочие, служащие, все были там. Знаю то, что рабочие уважали «угнетателя».

Завершение. «Откуда появился род Альбицких»

Род Альбицких идет от Петра I. В те времена с Белого моря мой предок привозил мороженную рыбу, но однажды корабль попал в шторм, все погибли, а Сила Белый (так его звали), привез рыбу в Переславль-Залесский. Там каким-то образом встретил императора Петра I, который назначил его носильщиком табака (табак Петру I натирал). За усердие поставили Силу на кормежку при церкви, учили грамоте, а после обучения он стал священником. Белый по-латински значит Альба, от него и пошел род Альбицких.

 

Метки

Коментарии к этой записи закрыты