The Guardian. Трудности понимания русских и русского языка

Источник:The Guardian

Владимир Путин славится тем, что его трудно понять. Когда он говорит: «В Крыму нет наших войск», оказывается, что это означает: «Я лично отдал приказ об аннексии Крыма». Когда он говорит: «Россия бомбит ИГИЛ, это означает: «Россия бомбит всех, кто пытается свергнуть президента Асада». Проблема в том, что мы иногда не понимаем русских даже в тех случаях, когда они говорят, что думают. Наши представления искажаются из-за того, что мы плохо понимаем язык, на котором они говорят.

Стереотип: русские — это угрюмый, неулыбчивый народ, грубый и немного нехороший. После 40 с лишним лет изучая их, я подозреваю, что понять русских очень сложно, даже тогда, когда они говорят прямо, то, что думают.

Русский язык очень сложен для иностранцев. Я помню, как в первые поездки  в Москву в качестве студента был озадачен тем, как бесцеремонно или императивно русские могли звучать, когда, например, они просили что-то сделать. “Закрой дверь!” — звучит невероятно грубым в английском, особенно когда записаны и интонации голоса не могут быть услышаны. Мы склонны давать такие «команды»: “не могли бы вы закрыть дверь, пожалуйста?” “Вы не возражаете, если …”, но для русского уха прямой императив совершенно не звучит невежливо, как для нас.

 Дальше — больше, русский язык имеет несколько форм императива, чтобы обеспечить еще большую тонкость выражения и понимания. “Закрой дверь!», «Дверь закрой!», «Дверь закрывай!».

 Представьте, как всё  это может повлиять на политику.

Многие люди будут помнить Хиллари Клинтон бестактность в 2009 году, когда она пыталась растопить лед в российско-американских отношениях. Она вручает вручает министру иностранных дел России Сергею Лаврову  подарок с кнопкой с надписью “сброс”. “Мы упорно трудились, чтобы получить нужное русское слово,” — похвалилась Клинтон.

 Лавров немедленно парировал: “Вы ошиблись.”  Но попытка Лаврова  объяснить  только усугубила непонимание.

Он сказал Клинтону: “вам нужно было слово  перезарядка —  overcharge.

На что Клинтон засмеялась и сказала: “Ну, мы не позволим вам делать это с нами!”, имея ввиду  “charge too much money”.

По-видимому, она думала, что Лавров имел в виду “перезарядка” в смысле “слишком много денег” – но на самом деле это слово означает “перезагрузка” и не имеет ничего общего с деньгами вообще. А потом ошиблись и американские газеты, вместо «перезагрузка» написав «перегрузка».

«Например, в прошлом году поднялся шум, когда мировая пресса доложила, что Путин призвал к переговорам о «присвоении юго-восточным областям Украины статуса государства». На самом деле он к такому не призывал. Путин использовал слово «gosudarstvennost», имеющее два разных значения: «статус государства» (подразумевающий независимость) и «государственная система» (то есть характерные для государства структура и организация).

Ключ к пониманию того, что он имел в виду, — употребленный им предлог «на» (in). Если бы он имел в виду «государственность» в значении «независимость», он не мог бы использовать предлог «на». Поэтому в правильном переводе на английский язык сказанная им фраза звучит так: «talks about political organization of sosciety and state in south-east Ukraine» («переговоры о политической организации общества и государства на юго-востоке Украины»), — говорится в статье о прозвучавшем летом 2014 года заявлении Путина о необходимости «немедленно приступить к субстантивным, содержательным переговорам (…) по вопросам политической организации общества и государственности на юго-востоке Украины». То есть речь шла о децентрализации.

Зачем позволять грамматике портить хорошие истории?

К сожалению, изучение русского языка в британских университетах сходит на нет. А стоило бы задуматься, что в свете нынешней напряженности отношений с Россией нам нужно как можно больше экспертов.

Метки

Коментарии к этой записи закрыты