Внимание: на дорогах Ивантеевки параноидальный шизофреник! История гибели мотоциклиста Андрея Сазонова, рассказанная его сестрой

В редакцию нашего издания поступило горькое, наполненное болью и слезами письмо читательницы, которое мы не можем не опубликовать. Вместе с тем, мы приносим искренние глубочайшие соболезнования семье, близким и родственникам погибшего Андрея Сазонова в связи со смертью отца, сына и брата. Увы, Ивантеевский федеральный суд не оставил у близких погибшего никаких надежд на справедливость. 

17 июня 2015 года в г. Ивантеевка произошла трагедия — в ДТП погиб молодой парень, ровно накануне своего 30-летия. Представьте себе чувства родственников, которые в 30-летие сына выбирали ему гроб, когда уже были куплены все подарки на день его рождения. 

Сазонов Андрей двигался на мотоцикле по главной дороге по ул. Первомайской. Около дома 36 С-ов В.А. (водитель машины Киа Рио синего цвета, пенсионер) стал совершать маневр разворота от обочины дороги, не убедившись в его безопасности, что привело к гибели мотоциклиста.
Уголовное дело, возбужденное по обстоятельствам ДТП, постоянно затягивалось, начиная со следствия. И только через год – 21 июня 2016 года Ивантеевский городской суд огласил приговор: С- ова В.А. признали виновным в данном ДТП и назначили наказании 4 года условно, лишили права на управление автомобилем на 3 года и назначили принудительное лечение у врача психиатра. Причина столь мягкого наказания, по мнению судьи, стало наличие параноидальной шизофрении в стадии ремиссии (более 18 лет) у подсудимого, о которой никто из родственников и сам подсудимый никогда на этапе следствия даже не упоминали. То есть, из зала суда он ушел домой с полной уверенностью в своей невиновности и безнаказанности.
Никого не смутило наличие водительского удостоверения у человека, больного шизофренией. В ходе назначенной судебно-психиатрической экспертизы, специалисты пришли к выводу, что текущего психического расстройства у С-ова В.А. не наблюдается.
Полагаем, что приговор суда является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, так как назначенное наказание не соответствует тяжести преступления, личности осужденного, иным обстоятельствам дела.
При назначении наказания С-ову В.А. суд г. Ивантеевки учел, что ранее он не судим, по месту жительства характеризуется положительно, его пожилой возраст, его состояние здоровья — наличие у него ряда тяжелых заболеваний, что судом учитывалось как обстоятельства, смягчающие наказание.
По каждому из приведенных пунктов хотелось бы отметить следующее:
1. Подсудимый С-ов В.А. не впервые наносит тяжкий вред здоровью, повлекший смерть человека, в 1990 году …ему было назначено наказание в виде принудительных мер медицинского характера сроком на 4 года с принудительным лечением в психиатрической больнице. А через 3 года он получает права на вождение автомобиля, вероятно скрыв свое психическое заболевание, которого может быть и не было вовсе…
2. Характеристика с места жительства является абсолютно нейтральной, в которой написано, что жалоб на него в полицию не поступало — и всё. Она не отражает всех качеств личности осужденного, который, не смотря на наличие целого ряда доказательств совершения им преступления, повлекшего смерть человека, отрицал свою вину, и выдвигал различные версии произошедшего, вплоть до того, что в одних из показаний вообще обвинил погибшего в намеренном столкновении с его (С-ова) автомобилем, назвав его самоубийцей. О нравственном облике и отношении к преступлению говорит также тот факт, что на протяжении всего следствия, как предварительного так и судебного С-ов В.А. не только не извинился, не принес соболезнований родственникам погибшего (у которого остался маленький ребенок), но напротив — вел себя вызывающе, цинично высказываясь о погибшем. На заседаниях он всегда был один, вальяжно развалившись, прокурор неоднократно делала ему замечания.
3. По законодательству РФ пожилой возраст не считается обстоятельством, смягчающим наказание.
4. Наличие же каких-либо тяжких заболеваний у осужденного не подтверждается никакими документами. Обычно, если у человека имеются тяжелые заболевания, то еще в период предварительного следствия, подсудимый или его родственники заявляют об этом. В данном случае этого не было сделано. И как только стало ясно, что вина подсудимого доказана судом, была назначена судебно-психиатрическая экспертиза.
Мы искали судебную практику по типовым делам. Но ее просто нет. Так как, если человек был когда-то психически болен, перед получением специального права на управление транспортным средством, кандидату надо было пройти медицинское освидетельствование, которое заключается в проведении общих лабораторных и функциональных исследований (например, энцифилограмма и т.д.). В случае положительного результата, водитель (после получения прав) обязан проходить психическое переосвидетельствование не реже 1 раза в 5 лет. Причем при диагнозе «шизофрения» права можно получить только в стадии длительной ремиссии, которая длится более 5 лет. В нашем случае С-ов получил права через 3 года, скрыв имеющееся у него психическое заболевание. По нашему мнению, это усугубляет его вину. А здесь получается, что человек может обманным путем получить водительские права, сбивать людей налево и направо, а в суде отделываться условным сроком наказания, открыто издеваясь над потерпевшими и не признавая свою вину. 
В статье 61 УК РФ части 1 указаны основные смягчающие вину обстоятельства и ни одно из названных судом г. Ивантеевки там не перечислено.
Как мы понимаем, самое главное для смягчения вины является явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, оказание медицинской и иной помощи потерпевшему, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления.
В нашем случае ничего из этого не было. С-ов В.А. до последнего отрицал свою вину, постоянно менял показания, обвинял погибшего, называя его самоубийцей. Когда ему предложили извиниться в суде перед мамой погибшего, он цинично сказал: « За что? Это же он в меня въехал, пусть они и извиняются»
Через месяц после трагедии мама погибшего Сазонова А.Е. узнала, что виновник ДТП — отчим ее знакомых, а владелица машины – мать одноклассниц дочки, которые были вхожи в их дом, семья считала их своими друзьями. «От этого известия стало еще хуже, мы не могли поверить, что они с нами не связались, ничего не сказали, хотя мы их даже приглашали на похороны. Спустя год мы встретили нашего общего знакомого – сотрудника полиции, у которого они консультировались по ДТП. Он сказал, что в этих случаях необходимо связаться с потерпевшими, тем более, что вы их знаете. Но никаких попыток с их стороны не было. Соболезнований я не услышала ни от кого из этой семьи. Диагноз у них у всех один – без совести! Нелюди! И никакого желания возместить потерю отца 7-ми летней дочери погибшего хотя бы материально. Для нее это огромная психологическая травма, она постоянно вспоминает его. Андрей баловал ее подарками, походами в аквапарк, музеи, выставки, кино. Он постоянно ей снится. Андрея очень любили племянники. Младшему было 3 года и он с моей дочкой был на месте ДТП, он полгода во сне кричал: «Не плачь, мама. Андрей не умер!». Вот такой психологический стресс получили дети благодаря действиям подсудимого» — рассказала нам мама погибшего мотоциклиста.
«Бессовестное поведение подсудимого и его родни я могу объяснить только одним – они заранее знали, что ему ничего не будет» — считает мама Сазонова Андрея.
При назначении наказания учитывается личность подсудимого, а почему не учитывается личность погибшего? Мы хотели бы рассказать немного о нем.
У Андрея, в его неполные 30 лет, был большой стаж вождения и прекрасная реакция. В 17 лет он получил права на вождение мотоцикла, а в 18 на машину категории, В и С.
У него был технический склад ума.10 лет он работал сервисным инженером по дизельным генераторам в фирме Хай-Тед, где он признан лучшим работником года. Кроме собственной машины, у него была служебная, на которой, по специфике своей работы он объездил полстраны. Чтобы избежать пробок летом, он до работы добирался на мотоцикле. Андрей очень дорожил правами. На машинах у него никогда не было аварий. Друзья считали его дисциплинированным мотоциклистом. Но на мотоцикле у него было 2 аварии и все не по его вине: одна 10 лет назад, другая 11 месяцев назад. И все знакомые, зная его аккуратность за рулем, были в шоке от случившегося.
Андрей всегда ездил в экипировке и в шлеме. Когда он заводил мотоцикл, у него автоматически загоралась фара, чередовался ближний – дальний свет. И в этот раз он ехал на работу, а не праздно катался. Был день, он не был уставший, причин для ДТП никаких не было.
На его похоронах было более 100 человек в рабочий день и нам кажется, что именно это характеризует личность человека.
По типовым делам идет признание вины подсудимыми и раскаяние и даже после этого они получают реальный срок! А здесь какой- то нонсенс.
«Мы в течение года надеялись на справедливое судейское решение и ни разу не оскорбили подсудимого, который сидел рядом со мной, а во время выступлений кощунствовал над сыном. Я еле сдерживала себя, чтобы не ударить его. После вынесения такого приговора мы с дочкой рыдали, а зятя держали 5 человек, чтобы он не покалечил подсудимого» — рассказала нам мама погибшего мотоциклиста. «Обвиняемый просто подрезал сына, ехавшего по главной дороге на разрешенный цвет светофора, выехав внезапно и не посмотрев в его сторону. Как можно было не увидеть горящую фару «ближний — дальний» свет и ревущий мотоцикл! Он перегородил дорогу. У моего сына не было никакой возможности избежать столкновения, как показали все проведенные экспертизы. Андрей по показаниям свидетелей сигналил и тормозил. Кроме того, что обвиняемый не должен был выезжать не убедившись в безопасности, он не предпринял ничего, чтобы избежать столкновения. Если обвиняемый нажал бы на тормоз, то они бы разъехались».
Подсудимый в течение всего судопроизводства валил вину на погибшего. Все знакомые в ужасе от такого судебного решения и такой несправедливости. А кто-то просто рассуждает о том, что у подсудимого или его родственников вероятно связи в суде и виновато отводят глаза.
Приговор выглядит как издевательство над потерпевшими.
Закон называет три цели наказания, и первой из этих целей является восстановление социальной справедливости. Данный гуманизм и доброта по отношению к лицу, совершившему преступление являются проявлением несправедливости по отношению к потерпевшим. Потеря сына — ничем не восполнимая потеря, но виновный в его смерти даже не пытался хоть как-то возместить ущерб или принести извинения. Разве этот поступок при таком отношении подсудимого и его родственников к произошедшему заслуживают всего лишь условного срока?
Парадоксально, что при назначении наказания основанием для вынесения столь мягкого приговора указывается, что изменения психики ограничивали его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемого ему деяния (ст. 22 ч.1). Позвольте задать вопрос – если у него такие изменения в психике, почему у него 18 лет безаварийной езды? Мы делали запрос – у него за этот период даже нет административных правонарушений. По нашему мнению эти изменения психики должны были проявляться тогда у него постоянно и должна была быть нескончаемая череда аварий. Разве это не так?
Наличие у виновного психических аномалий, не исключающих его вменяемости, учитывается судом при назначении наказания. Но это не означает безусловного признания данного обстоятельства смягчающим наказание или обязательного уменьшения ответственности. Необходим избирательный подход, основанный на анализе и оценке характерам психической аномалии, ее причинной связи с совершенным преступлением. Согласитесь, что каждый водитель ТС по своей невнимательности мог попасть в подобную ситуацию, но это не значит, что причиной ДТП будут изменения психики, а не банальная невнимательность.
Мы хотели бы процитировать слова государственного обвинителя. « С-ов прекрасно все осознает, но в силу своего личного отношения к совершенному преступлению, в силу своего пренебрежения к окружающим и к потерпевшему, к членам его семьи и может быть в силу своего эгоизма, он не хочет встать и признать свою вину. Полагаю что, при всех этих обстоятельствах, несмотря на возраст подсудимого, на его определенные заболевания, наказание должно быть назначено исключительно в виде лишения свободы».
Государственный обвинитель просил на суде наказания в 3 года колонии-поселения и условий для применения условного срока не видел. И подчеркнул, что это хоть каким-то образом отразит социальную справедливость и С-ов, возможно, осознает то, что он совершил. Но судья Ивантеевского суда  приняла другое решение…
Как нам стало известно, С-ов В.А. после приговора суда даже не сдал водительское удостоверение в ГИБДД (на основании приговора он был лишен прав на срок 3 года). Никаких инстанций, чтобы заставить его это сделать, в России нет…
МАРИНА САЗОНОВА 

Письмо Марины Сазоновой  размещено с целью повышения  у участников дорожного движения социальной и нравственной ответственности.

Метки

Коментарии к этой записи закрыты