Жизнь, судьба и смерть Владимира Лыжина. К 100-летию со дня смерти ивантеевского промышленника

11 декабря 2018 года исполняется ровно 100 лет со дня смерти ивантеевского фабриканта и благотворителя Владимира Александровича Лыжина (22 марта (10 марта) 1869 — 11 декабря 1918), памятник которому на средства местных предпринимателей был установлен к 80-летнему юбилею города и открыт 2 ноября 2018 года в Ивантеевке. Место его захоронения было известно ивантеевским краеведам, а вот точная дата его смерти открылась только через 100 лет. Жизнь, судьба и смерть Лыжина неразрывно связаны с Ивантеевкой. В начале 1918 года в Ивантеевке была установлена Советская власть, в конце того же года от «испанского» гриппа умер Владимир Александрович.

После национализации Торгово-промышленного Товарищества В. А. Лыжина Советской властью к его бывшему владельцу с приглашением о сотрудничестве и работе на Тонкосуконной фабрике Ивантеевки приезжали представители Контрольной комиссии, в составе которой был его бывший подчинённый Михаил Сергеевич Лушин. Он начинал служить «мальчиком» в московском магазине и на складах Лыжина в 12-летнем возрасте, в начале 1900-ых годов, затем стал приказчиком в его торговой фирме.

Вера Михайловна Степанова, дочь Лушина, рассказывала: «В 1919 году В.И. Ленин издал декрет о привлечении бывших владельцев к управлению производством. Отец к этому времени работал уже бухгалтером в бывшей конторе Лыжина в Москве и поехал в составе комиссии приглашать В.А. Лыжина на работу. Поехали они из Москвы в Вантеево на фабрику. Но судьба распорядилась иначе. Лыжин свалился от «испанки» — грипп того времени, унёсший много людей. Скончался он от этой болезни в возрасте 52 лет. Об этом мой отец узнал, когда выздоровел от той же болезни». Упоминает Вера Михайловна и о том, что Владимира Лыжина похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

В воспоминаниях Степановой, скорее всего речь идёт не о декрете Ленина, а о докладе об отношении пролетариата к мелкобуржуазной демократии, сделанном на собрании партийных работников Москвы в ноябре 1918 года. 22 марта (10 марта по старому стилю) того же года Владимиру Лыжину исполнилось 49 лет, вероятно, он уже проживал в Москве на Остоженке и в Ивантеевку не приезжал, своего дома у него в селе не было, а помещение дачи занимал фабком.

О том, что Лыжина хотели оставить управляющим фабрикой после 1917 года, вспоминал ивантеевец Григорий Федосеевич Федосов: «Не все были против Лыжина. Очень даже порядочно народу было за то, чтобы Лыжин продолжал управлять, а рабочие его контролировали. С такими предложениями выступали члены ячейки эсеров Василий Белов и Сергей Кобызев».

Агитаторами, активно подготавливающими рабочее сознание к свержению правящего строя, были не только большевики, в Ивантеевке активно действовала ячейка партии эсеров. С одним из её руководителей, эсером Василием Беловым, работающим подмастерьем, а затем мастером на фабрике Лыжина, Григорий Федосов познакомился еще до 1904 года. Он вспоминал, что в одном из старейших домов Ивантеевки на Детском проезде № 26, называемом в народе «Глаголь» и перестроенном Лыжиным в общежитие для холостых рабочих, собирались молодые парни, которым Белов читал книги, в том числе стихи поэта Алексея Кольцова. Видимо, Владимир Лыжин запомнился мастеру как грамотный руководитель, если, будучи активным революционером, он предлагал пригласить бывшего фабриканта на должность управляющего.

Февральская и Октябрьская революции, продолжавшаяся Первая мировая и начавшаяся Гражданская войны, кардинальная смена государственной власти, ликвидация частной собственности, все эти масштабные и лавинообразные события стремительно меняли жизни людей в России.

Массовое распространение «испанского» гриппа, его первая волна, началось во Франции весной 1918 года, военная цензура запрещала публичные сообщения о заболевании, название «испанка» пришло со времени первой информации в СМИ о заражении большого числа людей в Испании. Пандемия продолжалась два года и унесла около 100 миллионов жизней людей, всего была заражена треть населения Земли.

Во второй половине 1918 года в Россию пришла вторая волна мировой эпидемии гриппа, она была ниже по заболеваемости по сравнению с первой, но выше по смертности. «Испанка» добралась до Москвы ближе к осени и достигла пика в октябре 1918 года, болезнь быстро развивалась, инфекция сразу спускалась на сердце, сосуды и лёгкие, что ошибочно принималось врачами как крупозная пневмония. Осложнения жизненно важных систем организма приводили к летальному исходу.

Владимир Александрович Лыжин умер от «испанского» гриппа 11 декабря 1918 года, хоронили его всем миром. О том, как много рабочих Тонкосуконной фабрики приезжало на похороны, почтить его память в Москву, рассказывала своей дочери опекаемая Владимиром Александровичем с детства, талантливая певица церковного хора при Спасском, ныне Смоленском храме Божией матери, Вера Ивановна Горячева, в девичестве Федцова.

В 1930-ых годах могилу Владимира Александровича Лыжина срыли, на старом участке Новодевичьего кладбища, где раньше она располагалась, затем стали хоронить известных артистов Московского художественного театра. По воспоминаниям родственников управляющего фабрики Лыжина Алексея Ермакова, сейчас там лежат Василий Качалов, Иван Москвин и Леонид Леонидов. Все они умерли в 1940-ых годах, когда дореволюционного архива захоронений Новодевичьего мемориала уже не существовало.

В самом начале Великой Отечественной войны, в октябре 1941 года, архив кладбища был уничтожен полностью с одной единственной целью, чтобы в случае захвата Москвы врагом, государственные тайны главного мемориала столицы не были обнаружены. В 1980-ые годы сотрудник редакции журнала «Наука и жизнь» Соломон Ефимович Кипнис по надписям с сохранившихся надгробий, опросам родных и близких умерших, поиску по архивам из различных источников в 1998 году выпустил книгу «Новодевичий мемориал. Некрополь монастыря и кладбища». В которой, к сожалению, сведений о Владимире Лыжине нет.

Только в 1927 году на Новодевичьем мемориале, ранее районном, стали хоронить людей с «общественным положением», с 1934-го он вошёл в состав Государственного исторического музея. С тех пор сюда перенесены памятники великих писателей Н.В. Гоголя и А.П. Чехова, рядом с которыми находится место захоронения В.А. Лыжина. Ему повезло с соседями, неподалёку стоит гранитный камень с высеченными именами Мастера и Маргариты, М.А. и Е.С. Булгаковых, сразу за могилами МХАТовцев расположена мраморная стела памяти режиссёра театра К.С. Станиславского.

Источники:

Степанова. В. Из истории села Вантеево: К 55-летнему юбилею города. Пульс Ивантеевки, 09.09.1993, № 106. — С. 3
Федосов Н. Жизнь на переломах (История редкой судьбы). М.: изд. Икар, 2008. – С. 57, 68
Супотницкий М. Пандемия «испанки» 1918-1920 г.г. в контексте других гриппозных пандемий и «птичьего гриппа»/URL: http://www.supotnitskiy.ru/stat/stat51.htm
Рощин М. «Петь — всё равно что жить». «Пульс Ивантеевки», 20.10.1998. № 124. — С. 3
Кипнис С. Новодевичий мемориал. Некрополь монастыря и кладбища. — М.: Арт-Бизнес-Центр, 1998. — С. 12

Метки

Коментарии к этой записи закрыты